Приносим свои извинения. Сайт находится в стадии разработки. Некоторые функции могут работать некорректно.
Приносим свои извинения. Сайт находится в стадии разработки. Некоторые функции могут работать некорректно.

Как известно, оценка различных физических производственных факторов в Методике проведения СОУТ, утвержденной приказом Минтруда России от 24.01.2014 №33н, упрощена без всякого научного обоснования. А ведь это искажает общую картину числа рабочих мест с вредными условиями труда. Насколько эта новация корректна с теоретической и практической точек зрения? Так, в частности, в данной статье рассматривается более подробно такой распространенный фактор, как шум, для которого в Методике проведения СОУТ в качестве ПДУ установлен один уровень (80 дБА) для всех видов работ. На самом же деле действующими санитарными нормами данный ПДУ установлен для постоянных рабочих мест в производственном помещении. В статье рассматриваются и другие физические производственные факторы.

В нашей стране к настоящему времени доля заболеваний от воздействия шума составляет 37% в общей структуре профзаболеваемости и имеет постоянную тенденцию к росту.

Отечественные ПДУ, обоснованные в результате комплекса гигиенических, физиологических и клинических исследований, направлены прежде всего на сохранение здоровья работников, а не на их техническую достижимость.

Еще в 40-х-60-х гг. в качестве безопасных предлагались нашими учеными-гигиенистами значения ПДУ шума на уровне 70-75 дБА. Установлено, что шум (в том числе невысоких уровней), являясь раздражителем слухового анализатора, оказывает выраженное влияние на важнейшие системы организма, на работоспособность и производительность, особенно в тех профессиональных группах, труд в которых характеризуется высокой степенью ответственности и нервным напряжением. Многочисленные данные свидетельствуют о том, что привыкание к шуму в физиологическом смысле не наблюдается.

Поэтому в санитарных нормах СН 2.2.4/2.1.8.562-96 «Шум на рабочих местах, в помещениях жилых, общественных зданий и на территории жилой застройки» для различных видов работ ПДУ звукового давления и уровень звука на рабочих местах устанавливается с учетом характера трудовой деятельности (а именно трех категорий тяжести и четырех категорий напряженности труда) и колеблется от 45 до 80 дБА.

Следует учитывать, что напряженными являются виды трудовой деятельности, в которых высока ответственность за результат выполняемой работы и велика значимость последствий возможных ошибок. Речь идет о таких профессиях, как авиадиспетчеры, проектировщики в конструкторских бюро, операторы технологических систем, высококвалифицированный медицинский персонал во время хирургических операций и др.

Современными исследованиями доказано, что состояние здоровья работников именно этих профессий характеризуется признаками хронического стресса, проявляющимися в виде «синдрома выгорания», увеличения показателей заболеваемости, в том числе болезнями сердечно-сосудистой, нервной систем и др. В качестве одной из основных причин развития этих состояний гигиенисты указывают на воздействие шума (после фактора напряженности труда, на котором остановимся дальше).

Эти факты убедительно свидетельствуют о значимости сохранения и соблюдения дифференцированных норм шума, поэтому нельзя идти на упрощение оценки, придерживаясь установленной в Методике проведения СОУТ планки в 80 дБА, которая в нынешних нормах, как уже указывалось, соответствует рабочим местам в производственных помещениях. Одним росчерком пера попали в опалу многочисленные представители нешумных профессий, в первую очередь офисные работники, служащие, операторы ПЭВМ и др.

Еще раз следует отметить, что внесенные в Методику без всякого обоснования изменения в гигиенических нормативах для ряда параметров, в частности, не только шума, но и других виброакустических факторов, световой среды, микроклимата, неионизирующих излучений, тяжести и напряженности труда и др. являются недопустимыми и свидетельствуют о целенаправленном реформировании санитарных норм.

При воздействии виброакустических факторов класс условий труда в Методике определяется без учета их максимальных уровней. Например, при непостоянном шуме оценку класса условий труда предлагается осуществлять только по величине эквивалентного (по энергии) уровня звука.

Однако действующими нормативами определено, что шумовая обстановка считается допустимой только тогда, когда она как по эквивалентному, так и по максимальным уровням не превышает установленных нормативных значений.

Подобные искажения подходов для контроля условий труда имеют место в Методике при спецоценке других виброакустических факторов (локальной и общей вибрации, инфразвука, ультразвука). Таким образом, в ней имеет место искажение принципа ограничения энергии фактора производственной среды, воздействующей на работника за рабочую смену.

Особой немилостью ее разработчиков пользуются офисные работники (в частности, операторы ПЭВМ), которым отказано в оценке условий труда по неионизирующим излучениям.

В Приложении №2 к Методике на этот счет зафиксировано, что воздействие неионизирующих ЭМИ и излучений от технологического оборудования оценивается при их наличии, за исключением рабочих мест, на которых работники исключительно заняты на ПЭВМ и (или) эксплуатируют копировально-множительные аппараты, копировально-множительную технику настольного типа, единичные стационарные аппараты, используемые периодически для нужд самой организации, иную офисную организационную технику, а также бытовую технику, не используемую в технологическом процессе производства.

Следует заметить, что в действующих СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 «Гигиенические требования к ПЭВМ и организации работы», в которых учтены усовершенствованные, в частности, жидкокристаллические и плазменные компьютеры, по сравнению с аналогичным документом 1996 г. увеличено время регламентированных перерывов в зависимости от продолжительности работы, вида и категории трудовой деятельности с ПЭВМ, а продолжительность непрерывной работы с ВДТ вместо двух часов в старой редакции не должна превышать одного часа в новой.

Стало быть, вредность от ЭМИ и других производственных факторов, воздействующих на организм человека, особенно на органы зрения, никуда не исчезла, поэтому в нормативном документе пришлось увеличить защиту временем.

А разработчики Методики, посчитав рабочие места с ПЭВМ благоприятными, исключили их в качестве объектов спецоценки, тогда как раньше по процедуре аттестации рабочих мест они составляли большой удельный вес в общем числе рабочих мест, не соответствующих государственным нормативным требованиям и не только по излучениям, но и по пульсации света в помещении, которую тоже ликвидировали. А так получается, что простым чиновничьим приемом сразу улучшается общая картина.

Трудно согласиться с указаниями п. 62 Методики, что в качестве общего класса условий труда по фактору «неионизирующее излучение» при воздействии различного диапазона частот электромагнитных волн следует использовать наиболее неблагоприятный класс условий труда. Это противоречит СанПиН 2.2.4.1191-03, которые устанавливают, что при облучении от нескольких источников, например электромагнитных полей различных участков диапазона радиочастот, оценка условий труда осуществляется с учетом суммарного эффекта действия электромагнитных волн.

Выглядит странным, но вполне понятным исключение из Методики проведения СОУТ независимо от вида деятельности ряда важных показателей световой среды: коэффициента естественной освещенности, уровня пульсаций светового потока, распределения яркости на наблюдаемой поверхности, контраста наблюдаемых поверхностей. Нормируется лишь «освещенность рабочей поверхности при искусственном освещении».

Каждая из указанных выше характеристик при отклонении от норм может стать неблагоприятным воздействием, даже если освещенность поверхностей будет в пределах норм. Важность и необходимость естественного света для человеческого организма трудно оспаривать, но он сознательно выброшен из спецоценки.

Мотивация ненаучного подхода в оценке освещенности объясняется далеко идущими экономическими последствиями для работодателя и улучшением контролируемых показателей деятельности Минтруда России.

Разработчики Методики считают, что регистрировавшееся по результатам аттестации рабочих мест большое число рабочих мест с вредными условиями труда характеризовалось в основном неудовлетворительными параметрами световой среды, включая пульсацию, яркость и блескость, а показатели освещенности практически никогда не приводят к профзаболеваниям.

Это, по мнению чиновников Минтруда России, являлось одной из причин диспропорции между высокой долей рабочих мест с вредными условиями труда и низким уровнем профзаболеваемости в стране, поскольку неудовлетворительные показатели освещенности практически никогда не выступают в качестве прямой этиологической причины профзаболеваний.

С другой стороны, считают разработчики, параметры освещенности наиболее подвижны и легко подвергаются коррекции без чрезмерных экономических затрат. Именно поэтому, полагают в министерстве, для целей СОУТ вполне достаточно измерения основного показателя световой среды — уровня искусственной освещенности рабочей поверхности.

Вот так вывернулись разработчики законодательных и нормативных актов. А мотив один: искусственно уменьшив количество рабочих мест с неблагоприятными условиями труда, снизить работодателям налоговое бремя в ФСС РФ и ПФР, сэкономить на выплате компенсаций.

Минтруд России с помощью таких манипуляций сможет заметно улучшить показатели условий труда. А крайним и пострадавшим во всей этой затее окажется, как всегда, работник.

Улучшению статистики для работодателя способствуют также жесткие ограничения по рабочим местам, на которых может не проводиться идентификация по ряду факторов из Классификатора опасных и вредных производственных факторов (приложение № 2 к Методике), в частности, по ионизирующим излучениям, химическим факторам, которые учитываются лишь при технологическом процессе.

На уменьшение рабочих мест с вредными условиями труда влияет также то, что при СОУТ в соответствии с Методикой параметры микроклимата идентифицируются только на рабочих местах, расположенных в закрытых и производственных помещениях, на которых имеется технологическое оборудование, являющееся искусственным источником теплоты и (или) холода, т. е. горячие цеха, хладокомбинаты и т. п.

В любых других цехах, офисах и складских помещениях, где такого оборудования нет, а также на рабочих местах, расположенных на открытых территориях, микроклимат оценивать не предполагается, в том числе в холодное время года на стройплощадке. Зато это позволит «улучшить» статистику в сфере условий труда.

А куда девать 7 млн работников, занятых, по данным профессора В. Чащина, в экономике страны в холодных климатических районах на открытой территории. Ежегодно в этих районах регистрируется до 6 тыс. случаев смертельной гипотермии и тяжелых обморожений — цифра, сопоставимая с числом ежегодно выявляемых профзаболеваний.

Вместо того, чтобы заниматься проблемами работающих при низких температурах, Минтруд России просто вычеркнул этот фактор из Классификатора опасных и вредных производственных факторов, тем самым лишив миллионы работающих права на безопасный труд.

Методика проведения СОУТ исключает оценку интеллектуальных и эмоциональных нагрузок, свойственных непроизводственным работникам, что не позволяет адекватно оценить высокую напряженность деятельности ряда работников творческого характера, управленческого персонала, врачей, диспетчеров и др. А куда девать стрессы, психоэмоциональные нагрузки, являющиеся предпосылками ряда как профессиональных заболеваний, так и общих (инфаркты, инсульты и др.)?

Не учитывается в Методике также режим работы для всех категорий работников. В то же время, по выводам специалистов в области медицины труда, двадцать лет работы в четырехсменном режиме дает снижение общей продолжительности жизни на семь лет.

Объяснение многим вопросам можно найти в словах одного из руководителей Минтруда России, заявившего, что если нет объективных показателей, которые могут измерить факторы трудового процесса, то их нужно вовсе исключить из общей оценки условий труда.

Упрощение процедуры СОУТ по сравнению с аттестацией рабочих мест позволяет сэкономить определенные средства работодателя, а тенденциозность многих оценок дает возможность искусственно «улучшить» условия труда, что явно противоречит государственной политике в области охраны труда и не способствует изменению демографической ситуации в стране, особенно сохранению здоровья и улучшению качества жизни трудового населения.

Закон о спецоценке условий труда был принят при молчаливом согласии представителей работников — профсоюзов. Однако уже в мае 2015 г. исполком ФНПР под влиянием протестов общественности и тех же профсоюзов принял постановление от 26.05.2015 №4-13 о деятельности технической инспекции, где по итогам мониторинга реализации Методики проведения СОУТ были высказаны серьезные замечания.

Главное из них сводится к тому, что она не позволяет в полной мере оценить уровни воздействия вредных факторов на здоровье работников. Было отмечено, что из метрологического обеспечения СОУТ исключены качественные показатели оценки вредных производственных факторов, а также методические указания и ГОСТы, которые обеспечивают оценивание этих факторов по условным шкалам.

Приведены примеры недопустимо упрощенной оценки освещенности рабочих мест, оценки напряженности трудового процесса без учета интеллектуальных, сенсорных и эмоциональных нагрузок, а также режимов труда и отдыха, упрощенной оценки шума, вибрации, инфразвука на рабочих местах без учета тяжести и напряженности трудового процесса и др.

На основе анализа проведенного мониторинга в постановлении исполкома ФНПР отмечено, что распространение Методики на все виды экономической деятельности без учета ее специфики привело к ошибочным решениям в оценке условий труда на рабочих местах, а также к уменьшению гарантий и компенсаций работникам, и сделан вывод, что такое положение стало возможным из-за низкого уровня компетенции Минтруда России, которое взяло на себя несвойственные ему функции Роспотребнадзора по установлению нормативов уровней вредных факторов, при этом игнорируя требования действующих санитарно-эпидемиологических правил и норм.

В постановлении выдвинуто требование в адрес Минтруда России о внесении изменений и дополнений в Методику проведения СОУТ и о приостановлении действия приказа Минтруда России от 05.12.2014 № 976н о методике снижения класса (подкласса) условий труда при применении эффективных СИЗ.

Важным элементом, если не ключевым, для работников являются гарантии и компенсации, которые полагаются им за работу во вредных и опасных условиях труда. К сожалению, введенные изменения лишают многих работников полагавшихся им ранее за работу в этих же условиях ряда существенных компенсаций и гарантий, связанных прежде всего с защитой временем.

    Убедительным доказательством ухудшения социального положения работников являются поправки, внесенные в ТК РФ:
  • лишение дополнительного оплачиваемого отпуска для лиц, работающих во вредных условиях класса 3.1 (ст. 17 ТК РФ);
  • лишение права работников, работающих во вредных условиях (классы 3.1 и 3.2), на сокращенную рабочую неделю (ст. 92 ТК РФ);
  • возможность увеличения продолжительности рабочей смены до 12 ч (ст. 92 ТК РФ).

Следует отметить, что предоставление компенсаций не предполагает дифференцированного подхода в соответствии с условиями труда (для всех четырех подклассов вредных условий труда установлена минимальная денежная надбавка в 4% (!) от тарифа), т. е. применена уравнительная схема, которая сохраняется и для подклассов, в которых предоставляются компенсации в виде защиты временем — дополнительного оплачиваемого отпуска или сокращенной рабочей недели.

Подытоживая анализ законодательных актов по СОУТ, приходится констатировать, что попытки устранения методических недостатков, ненаучных подходов, противоречий и подводных камней в тексте правовых документов, которые возможно будут предприняты, не способны изменить дух законов, изначально исповедующих концепцию, направленную против интересов работников, предполагающую не реальное, а фиктивное улучшение условий труда. И это невозможно искоренить.

Обобщая перечисленное выше, можно сделать вывод, что законы и Методика объективно направлены на ухудшение условий труда работников, а их реализация фактически приводит к «улучшению» условий труда на бумаге, что недопустимо.

Исходя из не самого позитивного опыта проведения СОУТ, напрашивается вопрос: а может быть более разумно пока все «заморозить», например на три года, наработать более обширную практику, а затем внести в документы существенные изменения?

Бывший первый зам. председателя Комитета Госдумы РФ по труду М. Тарасенко считает, что «Во-первых, нормативные акты не могут ухудшить условия труда на каком-либо рабочем месте — они могут повлиять на льготы и компенсации, но не на условия труда. Во-вторых, опыт приобретается при практическом применении нормативных актов. В-третьих, СОУТ проведена исключительно на очень незначительной части рабочих мест, думаю, на не очень сложных рабочих местах» (см. журнал «Охрана труда и социальное страхование» № 8 за 2015 г.).

Эффективность СОУТ можно оценить по представленным в печати данным. В 2014 г. она была проведена в 18 тыс. организаций на 50 тыс. рабочих мест. Численность работников, занятых во вредных условиях труда, составила 24%, что на 8% меньше, чем в 2013 г. За период 2014 г. — август 2015 г. СОУТ была проведена в 126 277 организациях на более чем 2,1 млн рабочих мест, вредные (опасные) условия труда были выявлены на 518 793 рабочих местах, что соответствует примерно 25%.

Цифры так резко устремились вниз, что сами разработчики немного растерялись. По их словам, снижение обусловлено выведением из вредных условий труда административного и инженерно-технического персонала, эпизодически контактирующего с вредными производственными факторами.

В связи с этим стоит напомнить, что сказал В. Путин, будучи Председателем Правительства России, выступая на VII съезде ФНПР в январе 2011 г.: «В целом нам надо создать эффективную систему административных и экономических стимулов — стимулов, обязывающих работодателя строго соблюдать требования безопасности, вкладывать инвестиции в охрану труда. Необходима и полная ясность в процедуре признания рабочего места вредным, а на таких производствах у нас занято более 27% работников. Я знаю, что сотрудники многих предприятий опасаются, что их рабочее место лишь по бумагам, в результате субъективного решения администрации, может быть признано безопасным, а в результате для улучшения условий не будет сделано ничего. Но вот льготы, положенные по Трудовому кодексу России у людей могут отобрать. Таких ситуаций и произвольных решений мы не можем с вами допустить».

Совершенно очевидно, что Федеральный закон от 28.12.2013 № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» и соответствующая Методика проведения СОУТ как раз позволяют совершать действия, о недопустимости которых говорил В. Путин.

Подводя итоги анализу содержания законодательных и правовых актов о СОУТ и их последствиям для участников трудовых отношений и инициаторов новой процедуры, можно однозначно утверждать, что эти документы создали простор для бумажного улучшения условий труда и имитации по их совершенствованию. Манипулируя общими положениями, введенными в указанные документы, можно «улучшать» условия труда, ничего не меняя физически на рабочих местах.

Факторы, уносящие ежегодно тысячи жизней, приносящие десятки тысяч травм и разрушающие здоровье людей, оказываются сокрытыми, что противоречит ч. 3 ст. 41 Конституции России (сокрытие факторов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей) и нарушает ст. 7 об охране труда и здоровья людей и ст. 37 Конституции России о праве каждого на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.

Следует признать, что на сегодняшний день «спецоценка» в нынешнем виде заслуживает неудовлетворительной оценки.

 

К. МАЛАЯН,

канд. техн. наук, профессор кафедры «Безопасность жизнедеятельности» Санкт- Петербургского политехнического университета Петра Великого,

вице-президент МАНЭБ

Источник: Журнал Охрана труда. Практикум.